Таня Солнце
Автор: Таня Солнце
Жанр: очерк, лирика, ориджинал (PG-13)
Примечание: писалось в качестве домашней студенческой работы

Я никогда не дралась из-за мужчины. Но какой сумасшедший кайф превращать в кровь лицо этой шлюхи!.. В свои 23 я многого добилась. И еще большего добьюсь. Может быть...наверно...
***
Нерушимая ранее для меня аксиома о том, что мужчины не плачут, с каждым днем все явственнее становится тленом. Ложь и самонадеянность. Хотя...я бы даже позавидовал тем, кто сейчас посчитал бы меня слабаком, "тряпкой". Это значит, что они никогда не были в ее палате, и слава богу! Только сейчас я начал понимать, как тонка и незрима грань счастья. И как слепы к нему бывают люди.
Вновь возвращаюсь по знакомому, заученному до костного мозга, маршруту, не пробыв вне этих холодных стен более пяти часов. Мое лицо уже накрепко втерлось в память всех врачей и медсестричек, и теперь они лишь безмолвно кивают, в знак приветствия, и расступаются. Пропускают все дальше в глотку огромного высотного монстра с вывеской "Хирургия".
Седьмой этаж, южное крыло, третья дверь слева. Захожу и тут же ловлю на себе взгляд огромных карих глаз. Ей снова не спится... Да и кто из нас вздремнул за последнюю неделю хоть на минуту?
-Здравствуй, Виктория.
Из ее пухлых губ вырывается вздох.
- Да, я знаю, что обещал прийти вечером, но я подумал о тебе, и сам не заметил, как ноги вновь привели меня сюда, - тут же начал оправдываться я, словно боясь укоров с ее стороны.
Но в ответ не услышал ни звука. Главврач говорит, что это результат сильного шока, и что совсем скоро она снова заговорит со мной.
Да, заговорит... А потом исчезнет паралич, будто его и не было, мы накопим денег, купим маленький домик у самого моря. Страны прекратят воевать друг с другом, миллиардеры накормят голодных и нуждающихся, наступит мир во всем мире и... продолжать можно бесконечно. Вот только меня уже перестало что-либо волновать, кроме нее.
- А я тебе принес кое-что, - начал я, когда понял, что пауза затянулась и поставил на кровать яркий пакет. Он был похож на те, с которыми она приходила каждый раз после шоппинга - Хочешь посмотреть?
Конечно, хочет. Я понял это по ее распахнувшимся от удивления глазам, в тот момент, когда пакет появился в ее поле зрения.
- Ну-ка, ну-ка, что тут у нас...
Поверх одеяла легла воздушная ткань ярко-алого платья, неожиданно резко контрастирующая с цветом ее бледной кожи. А глаза... весь мир был в ее глазах. Глядя в коричневый бархат, обрамляющий ее расширенные зрачки, мне невольно стал мерещиться ее голос. Мне казалось, я слышу, как она кричит от восторга, как смеется, как зовет по имени, лаская язычком каждый слог, каждую букву. На секунду боль покинула ее припухшие от слез и бессонных ночей глаза, отчего в душе стали появляться крохотные зародыши счастья.
- Хочешь примерить?
Я осторожно провел пальцами по ее щеке, боясь спугнуть мимолетную улыбку с ее губ, и начал освобождать хрупкое тело от больничной рубашки.
Боже, как будто бы передо мной совершенно чужой человек... как будто бы я никогда в своей жизни не видел Викки обнаженной. Некогда изящные изгибы молодого тела превратились в обтянутый прозрачной кожей скелет, который, как никогда ранее, хотелось нежно прижать к себе... целовать каждую выпирающую косточку.
- Ты так красива, милая, - мой шепот едва ли громче звука застегивающейся молнии.
Опускаю мое бедное чудо обратно на широкую подушку. Она тем временем без эмоционально разглядывает наряд. Да, в груди заметно великоват... да и в талии обхват неплотный. Память автоматически включила пленку с воспоминаниями того дня, когда я героически согласился пойти с ней за покупками. Тщательно осмотрев каждую вешалку, Виктория уже готова была загрустить, как неизвестно откуда в ее руках оказалось роскошное коктейльное платье красного цвета... Она вертелась у зеркала целый час, забегала в кабинку, вновь примеряла его, смешно надувая губки, но я оставался непреклонен. Отдать такие деньги за какое-то платье?
Усмехаюсь... М-да, сам себе противоречу.
- Тебе нравится? - по ее погрустневшим глазам вижу, что мы думаем об одном и том же -Обнимешь меня? - и не дожидаясь разрешения, беру за тонкие безвольные запястья, опуская ладошками себе на плечи - Ты даже представить себе не можешь, как я счастлив, Виктория... Меня обнимает самая красивая девушка на свете. Как думаешь, у меня есть шансы?
Даже сквозь ткань рубашки, я чувствую ее скатившуюся слезинку. И сам прячу лицо в белокурые локоны, чтобы она не увидела моих слез.
***
За окном начали сгущаться тени сумерек. И в какой момент только я успела заснуть?.. В палате никого, только дурацкое платье, как напоминание о необычном визите Макса. Зачем он только это сделал? Зачем он вообще это делает?
- Зачем? - очень громкий вопрос в пустоту, чтобы хоть на мгновение вспомнить как звучит мой голос. И тут же забыть.
Наверное, каждый, кто ненароком услышал бы меня сейчас, задался вопросом: почему девушка, прикованная к кровати, по собственной воле еще больше отказывается от себя?.. Но им не понять. Я и сама теперь едва ли понимаю, чего хочу, ради чего живу. Но одно я знаю наверняка, стоит мне сказать ему хоть слово, и эмоции возьмут надо мной верх. Я буду кричать о своей безумной любви, сетую на судьбу-чудовище. Я выплесну все, я откроюсь вся, и больше не смогу поднять на него своих глаз.
Да, я люблю его, с того самого момента, как он в шутку предложил стать его девушкой, лишь бы только избавиться от навязчивого внимания сумасшедших поклонниц. А может и того раньше. Вот только с тех пор мы так и не заводили разговора обо всей несерьезности наших отношений. И я, как глупо, с каждым днем все больше убеждала себя, что он только мой. А потом появилась Оливия, нарвалась на драку, уронила меня на трубу. Да, сейчас это воспринимается почти с тем же безразличием, с каким можно думать о какой-нибудь сводке в газете. Осталась лишь горечь обиды, что мечтам больше сбыться не суждено. Она выиграла, одержала победу. Первая же девчонка, положившая на него глаз. Осталось лишь потерпеть самую малость, пока красавчику не надоест играть в заботливого брата с калекой.
Неожиданно вспыхнувший свет заставил зажмуриться.
- Олив!
Рыжая девушка, охнув, отдернула пальцы от выключателя.
- Извини, Виктория, мы тебя разбудили? - на кровать опустился Макс, роняя свежий букет орхидей в мои руки.
...А ведь... стоило только задуматься... как же пугающе материальны бывают мысли порой. И вот, эти двое уже смеют тревожить меня вместе. Вдвоем.
Парализованная девушка в платье от Prada против здоровой победительницы и красивого молодого человека - идеальная насмешка. А я даже руки не могу на себя наложить!
... Они разговаривали со мной о чем-то, задавали вопросы, пытаясь поймать мой безучастный взгляд. В такие мгновения начинаешь ценить свою маленькую ложь. Не надо слушать, не надо отвечать. Лишь терпеливо сжать зубы, уйти в себя. Представить, что прямо сейчас ты где-то очень далеко. Гуляешь по пустынному пляжу, чувствуешь между пальцами песок... А потом перенестись обратно и увидеть, как рядом с кроватью исхудавшей больной девушки мечется прикованная душа, не в силах совладать с телом, или же оторваться и улететь.
- А ты молодец, - холодный голос Оливии рывком вернул меня в реальность в тот самый момент, когда Макс с засохшим букетом роз и вазочкой под мышкой не спеша покинул палату. Что ж, в ее распоряжении не больше двух минут. И что она успеет мне сказать за это время?
- Стало быть, победа достается тому, в чьем рукаве оказалось больше козырей, не так ли, Виктория?
Мои брови удивленно взлетели вверх. Что она несет, черт возьми?!
- Теперь мальчик ни за что не бросит свою бедную девочку.
Неужели... в ее глазах я вижу слезы.
- Ты понимаешь, что ты смухлевала? И что дальше? Ты счастлива?
Конечно, разве не видно... Уже при параде, готова отмечать свою счастливую судьбу.
- Ты опустилась так низко. Пойти на такое ради победы! Твоя безбашенность просто не знает границ.
Слезы Олив плавно перерастали в истерику. Слушать ее, казалось, уже было бесполезно, но...
- Я могла бы продолжить наше маленькое соревнование, дорогая. Вот только я никогда не опущусь ниже тебя. Я ни за что не отобью парня у того, кто прикован к кровати! - с этими словами Олив выскочила из комнаты, оставив меня наедине с собой.
Подумать только, к каким граням безумия человека приводит отчаяние. Страх перед тем, что уже не вернуть... Мы обе оказались у одной и той же грани. Вот только случайный красивый мальчик и собственное тело - вещи абсолютно несравнимые. Она сильная, она справится. Найдет себе новую жертву для соблазна и, теряя голову и никогда больше не вспоминая тот роковой день, погонится за ним. А я... мне нужно думать дальше. Собрать все осколки от того, что было, не обращая внимания на порезанные пальцы и сказать...
- Я люблю тебя. - Я тоже, - вазочка, наполненная свежей водой, опустилась на прикроватную тумбочку - Стоп... Доктор! Она заговорила!


@темы: очерк, литературное